Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Ким



Анатолий Андреевич Ким - первоклассный русский писатель и одновременно 100%-й кореец. Не "советский кореец", типа Виктора Цоя, а человек, родившийся в корейской семье, и русским языком овладевший только в школьные годы. Это интереснейший феномен - как великая культура делает русским человека, не только этнически, но и по расе иного. Причем идет он не по части "экзотики", а полным фаршем, на общих основаниях с местными русскими.
Collapse )

Бэлпингтон Блэпский


Эта книга мне подвернулась когда-то в родительской библиотеке. Издание 1956г., в двух томах, но дома обнаружился только 2 том. Там рассказы, несколько повестей и небольшой роман "Бэлпингтон Блэпский". По жанру "псевдоавтобиография", типа "Детство. Отрочество. Мои Университеты", весьма популярно в начале 20в. Насколько велика автобиографичность, судить сложно. Есть подозрение, что юный биолог Тедди - альтер эго, аватар Уэллса в этой книге. Но точно не главный герой. Т.е. роман историчен, опирается на собственные наблюдения автора, однако центральное место там занимает не он. Да и сдвинут эпохально относительно молодости самого Уэллса лет на 30. Представьте, что вам 40 и вы пишете о себе в отрочестве-молодости, перенося действие в современность. Что-то в этом роде.

Collapse )

Битов ушел


Я никогда не был особым почитателем его талантов. Но читал и уважал. Человек этот был весьма сложный, местами путанных взглядов. Хороший писатель, конечно советский по всем приметам и повадкам. Но не только.


Collapse )

Желтая Стрела

Желтая Стрела - большой рассказ (или маленькая повесть, на манер повестей Белкина), написанный Пелевиным в ранние годы, изданный в 1993. В то время Олегович был еще молод, силен, энергичен, парадоксален, нов. Прекрасен, как все новорожденное. Подхвачен энергиями пертурбаций конца 80-х. И категорически несовместен с советским, погибающим гештальтом, как нечто невиданное, на измерение (а то и два) ширше скучного советского мира. Гребенщиков от литературы, так сказать.
Углубляться в генезис творчества ВО я не хочу (тем более, что и генезиса никакого не случилось, все разошлось на самоцитаты про "накакоиненного Кибальчича"). Однако Желтая Стрела, как мне кажется, один из лучших и самых точных текстов Пелевина.
Collapse )

Малороссы и великороссы. Розанов в 1902г.

Впервые опубликовано в «Новом времени» №9297 21 января 1902 года.

Я знаю в Петербурге одну великорусскую и притом характерную великорусскую семью, чинную, служилую, бородатую, дисциплинированную, но в которой, правда, бабка по матери малороссиянка. У ней есть даровитый мальчик лет семнадцати, гимназист, страстный любитель всякого рода книжности и литературщины. «Вот зачитывается всем о Малороссии, — рекомендовал мне отец, — только и бредит Толстым и Украйной; выучился читать по-малороссийски, подписался на издание памятников южнорусской старины, и все-то ему казаки, и все-то ему сечь, а географические разыскания Старицкого читает так, как мы в свою пору читали Поля-Феваля и Дюма». Я посмотрел на глубоко застенчивого юношу, рослого и неуклюжего, с глубокими умными глазами. Сам я никогда и ничего по-малороссийски не читал и понятия о Малороссии другого не имею, кроме того, что там рубашку засовывают в штаны, да, и говорят, что малороссиянки хороши собою. Так и не сумел сказать я ничего юноше: «Ну что же, только бы читал, а что читает — все равно». Ответ, не остроумный, но в пустом относительно Малороссии сердце я ничего другого не нашел.

Collapse )